Суббота, 04.04.2020, 14:54

ХОЧУ ВСЁ ЗНАТЬ!!!

 
Календарь
«  Апрель 2020  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Поиск
Друзья сайта
Вход на сайт

Меню сайта

ПРАВОВЕДЕНИЕ.

РЕФЕРАТ №1.

 

Вариант №23.

 1.Обязанности человека и гражданина.

 2.Наследственное право. Наследство по закону и завещанию.

 3.Права и обязанности участников криминального процесса: подозреваемого и обвиняемого.   

 

1. ОБЯЗАННОСТИ ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА.

Конституционные обязанности личности - лишь небольшая часть всех тех обязанностей, которые закон возлагает на нее. Они отличаются от прочих обязанностей граждан рядом особенностей, и все же можно говорить о едином понятии юридической обязанности независимо от того, в каком нормативном акте она записана. Как известно, правовая норма, закрепляя должное поведение людей, регулирует их деятельность посредством установления либо-прав, либо обязанностей. Категория «должное поведение», т. е. поведение, обеспечиваемое принудительной силой государства и соответствующей санкцией в юридической норме, отражает специфику права в целом, отличие правовых от всех других социальных норм. Однако она не дает достаточного представления о правах и обязанностях как таковых, не делает между ними каких-либо различий. Они в рамках должного существуют в степени долженствования, хотя эту степень категория «должного» не в состоянии выразить. Она не может быть с надлежащей полнотой отражена в категориях «возможности» и «необходимости». Правовая необходимость полнее всего раскрывает существо юридической обязанности. Она, с одной стороны, указывает, что эта обязанность существует и развивается в рамках должного, установленного законом и обеспечиваемого государством поведения. С другой же стороны, она выражает содержание обязанности и присущую ей специфику. «Необходимость» для раскрытия обязанности играет такую же роль, какую в понятии прав и свобод личности выполняет «возможность». В данном случае необходимость указывает то направление, в котором должен идти научный поиск при определении понятия юридической обязанности. Очевидно, юридическая обязанность есть не просто должное (правомерное) поведение, а это также и характеризуемое определенным качеством (вид) и находящееся в определенных границах (мера) поведение. Здесь налицо переход от сущности первом порядка к сущности втором порядка. Вторая выражает специфику правовой обязанности полнее и глубже, чем первая, и потому она является содержательнее ее. Н. С. Братусь и С. Ф. Кечекьян определяют обязанность не через «должное», а через «долженствование». По мнению С. Н. Братуся, «обязанность, будучи мерой поведения, означает «долженствование», необходимость этого поведения со стороны обязанного лица».. «Долженствование», как и «необходимость», в отличие от «должного» выражает внутреннюю сторону обязанности. Оно позволяет взглянуть на обязанность как бы изнутри ее, со стороны обязанного субъекта, а не государства, установившего должное поведение и озабоченного тем, чтобы оно было исполнено. С. Ф. Кечекьян, раскрывая понятие обязанности через «долженствование», трактует его как «необходимость» и в своем определении предпочитает использовать термин «необходимость», хотя и оговаривается, что употребление этом термина связано с некоторыми неудобствами. С. Ф. Кечекьян считает, что «правовая обязанность есть обусловленная. необходимость определенного поведения». Поскольку необходимость чаще всего употребляется в философском значении и здесь не связана с действующими в природе и обществе закономерностями, то он поясняет: необходимость употребляется не только в философском, но и в других смыслах. Термин «необходимость» в данном случае используется в смысле «социальной связанности» поведения обязанного субъекта. По мнению С. Ф. Кечекьяна, здесь речь идет о связанности, создаваемой правопорядком, о необходимости, диктуемой нормами права и всей системой поведения людей». -Иначе говоря, содержащаяся в правовой обязанности необходимость в первую очередь вытекает не из объективных законов общественного развития, а из правовых норм. Но с точки зрения установленного государством правопорядка обязанность это то же общественно необходимое поведение. Как видно, в данном случае идет речь о правовой необходимости, обусловленной природой существующего в стране общественного и государственного строя, т. е. конституционного строя. Как юридическая возможность, так и правовая необходимость особенно отчетливо проявляются в конституционных правах, свободах и обязанностях людей. В литературе предпринята не лишенная интереса попытка раскрыть понятие обязанности через категорию возможности. Так, Г. В. Мальцев полагает, что «юридическая обязанность есть не только должное, но и возможное в человеческом поведении». Однако содержащееся в обязанности возможное поведение в отличие от возможности, заключенной в субъективном праве, является одновременно и государственно необходимым. «Обязанность, - утверждает он, - есть возможность поведения, имеющая необходимый характер, т. е, возможное в поведении одновременно является и необходимым». Как видно, здесь правильно подмечена связь правовой возможности и правовой необходимости. В праве эти категории не только взаимосвязаны, но и взаимно проникают. И, видимо, обоснованно будет характеризовать юридические права и свободы и юридические обязанности качествами возможного и необходимого поведения. Это особенно отчетливо можно проследить на примере конституционных прав и свобод и обязанностей. Как известно, право на основное общее образование является обязательным. В органическом соединении возможность и необходимость находятся также и в политических правах и свободах. Не следует из этого делать вывод, что как юридические права и свободы, так и юридические обязанности целесообразно раскрывать через категорию возможности. Мне представляется, что это делать нецелесообразно. Во-первых, потому, что при этом смазываются различия между правами и обязанностями, поскольку и права и обязанности в равной мере определяются как правовая возможность. Во-вторых, характеризуя как права и свободы, так и обязанности в виде правовой возможности, нужно оговориться, что в последнем случае речь идет о необходимой по закону возможности. Но необходимая по закону возможность и есть правовая необходимость. Методологически правильнее будет раскрывать понятие прав и свобод через категорию правовой возможности, а юридических обязанностей через категорию правовой необходимости. Такой подход позволяет установить существующие различия между правами, свободами и обязанностями, вскрыть содержание каждого из этих правовых явлений. К этому же выводу в итоге приходит сам Г. В. Мальцев. «Государственное признание необходимости поведения, - пишет он, - такова основная специфическая черта обязанностей в отличие от субъективных прав». Хотя понятие обязанностей следует раскрывать через правовую необходимость, вместе с тем нужно помнить, что между необходимостью и возможностью нет барьера, «китайской стены», что необходимость, имея строгие рамки, содержит в себе известные возможности. Носитель конституционных обязанностей, например, должен строго следовать предписанным законом виду и мере поведения, но в границах этого правового требования он может проявлять свою самостоятельность и активность как в постановке цели, так и в ее реализации. В условиях демократического общества обязанное лицо является не пассивным объектом государственного властвования, а активной личностью, для которой практическое воплощение в жизнь обязанностей есть свободный творческий процесс, полный инициативы и созидания. Конституционные права, свободы и обязанности, прежде всего, опосредуют отношения и связи между государством и его гражданами. Возлагая на граждан основные обязанности, государство сохраняет за собой возможность в лице соответствующих органов устанавливать содержание и объем этих обязанностей путем издания конкретизирующих актов, определять условия их исполнения, принимать меры воздействия к тем, кто злостно уклоняется от их несения. Подобно тому как конституционным правам и свободам соответствуют обязанности государства, выражающиеся в гарантиях этих прав, так и конституционные обязанности сопряжены с полномочиями государства и его органов создавать, руководствуясь принципами законности, такие условия, предпринимать такие меры, которые должны обеспечить неуклонное исполнение содержащихся в обязанностях предписаний. Иначе говоря, предоставляя гражданам права и свободы и возлагая на них обязанности, государство берет на себя бремя гарантировать эти права и сохраняет за собой возможность в пределах правопорядка прибегнуть к широкому диапазону мер от убеждения до принуждения - с тем, чтобы установленные обязанности были исполнены. В научной литературе имеются другие подходы в области интерпретации природы и содержания основных обязанностей. Их обычно истолковывают либо в связи с правами и свободами, пределами их осуществления, либо с принципами, прежде всего, с идеями равноправия. По словам немецкого исследователя Х. Хофмана, «основные обязанности в сочетании с принципом равенства так сильно выросли с момента своего возникновения, что могут пониматься даже как основное право на равное распределение обязанностей».. В отличие от прав (свобод) основные обязанности имеют широкомасштабное содержание. В Конституции они проявляются прежде всем в форме правового требования исполнять установленные законом вид и меру поведения либо воздерживаться от этого. Вследствие широкой формы обобщения обязанность нередко опирается не только на правовые нормы, но и нормы морали. «Иными словами, основные обязанности граждан сочетают в себе качества юридического веления с качествами морально-идеологического императива, а их нормативность обеспечивается действием своих элементов их содержания, т. е. нравственным долженствованием и юридической обязанностью». Конституция устанавливает прямое действие своих предписаний. «Права и свободы человека и гражданина, - являются непосредственно действующими». Если закрепленные конституцией права и свободы в отдельных случаях могут применяться непосредственно, то записанные в ней обязанности по общему правилу лишены такой возможности. В самом деле, Конституция предписывает каждому обязанность платить установленные законом налоги и сборы. Для претворения в жизнь этого требования необходим специальный закон или даже несколько, которые определяли бы субъектов налогообложения, размер и виды налога и…. Поэтому прямое действие норм, закрепляющих конституционные обязанности, без подкрепления их специальным законодательством крайне затруднительно или вообще невозможно. Обязанности в основе правового статуса человека и гражданина в реальной действительности выполняют разнообразные многоцелевые функции и социальные роли. В литературе они характеризуются следующим образом: одно из составляющих правового статуса личности; вид и мера должного поведения; гарантия и необходимое условие осуществления прав и свобод граждан; фактор укрепления законности и правопорядка, выполнения функций государства». Если юридические права характеризуются содержащейся в них личной свободой, то наиболее существенное в обязанностях заключается в ответственности за исполнение предписаний закона. Ответственность - социально-правовой фактор, который, с одной стороны, связывает обязанного субъекта существующим правопорядком, а с другой - стимулирует его активность, обеспечивает строгое и неуклонное исполнение обязанности». Конституционные обязанности устанавливаются как в целях осуществления интересов всего общества, государства, так и в интересах каждого отдельного гражданина. Обязанности, подобно конституционным правам и свободам, не следует отрывать от целей, выражением которых являются интересы. Весь проделанный анализ позволяет определить понятие конституционных (основных) обязанностей. Конституционная «основная» обязанность - это установленная государством в интересах всех членов общества и закрепленная в его Конституции необходимость, предписывающая каждому гражданину определенные вид и меру поведения, и ответственность за ненадлежащее его исполнение.

 

 2.Наследование по закону и по завещанию

ГК в редакции 2003 года, как и его предшественник, предусматривает наследование по закону и по завещанию. Наследование по закону происходит тогда, когда наследодатель не оставил завещания. Наследование по закону осуществляется в порядке очередности. Предусмотрено пять очередей наследников по закону, причем каждая последующая очередь наследников призывается к наследованию в случае отсутствия наследников предыдущей очереди, отстранения их от наследования, непринятия ими наследства или отказа от его принятия, за исключением случаев, когда законом допускается изменение очереди на получение права на наследство. Так, очередность получения права на наследство может быть изменена путем заключения между заинтересованными наследниками соответствующего договора, который должен быть нотариально удостоверен и не должен нарушать прав наследников, не принимающих участия в его заключении, а также наследников, имеющих право на обязательную долю в наследстве. Указанный договор может быть заключен после открытия наследства. Кроме того, статья 1259 ГК предусматривает возможность изменения очередности на получение права наследования в судебном порядке. Правом на обращение в суд с соответствующим иском может воспользоваться только лицо, являющееся наследником по закону, но следующих очередей. При этом такой наследник в судебном порядке должен доказать наличие следующих обстоятельств в их совокупности, а именно:

— что наследодатель находился в беспомощном состоянии вследствие его пожилого возраста, тяжелой болезни или увечья;

— что истец длительное время заботился, материально обеспечивал, а также предоставлял иную помощь наследодателю.

Учитывая то, что законодатель связывает возможность изменения очередности привлечения к наследованию с продолжительностью оказания помощи наследодателю, на практике могут возникнуть вопросы относительно того, что необходимо считать «длительным временем»: полгода, год, три года, пять лет и т.д. При решении вопроса о длительности ухода нельзя применять формалистский подход и связывать его только с каким-то строго определенным сроком. Считаю, что длительность ухода за наследодателем должна оцениваться судом с учетом конкретных обстоятельств дела, поскольку при одних условиях год — это мало, а при других — много. С другой стороны, необходимо определиться хотя бы с примерным минимальным сроком ухода за наследодателем, поскольку слишком широкие возможности для оценки длительности ухода могут привести к неоднозначной судебной практике по указанной категории дел. Полагаю, что со временем судебная практика сможет выработать некие единые подходы к решению этого вопроса в тех или иных типичных ситуациях. А сейчас, пока недостаточно фактической основы для его решения, предлагаю подробнее остановиться на обстоятельствах, которые могут оказать влияние на решение вопроса о длительности осуществления ухода за наследодателем. Давая оценку длительности ухода, необходимо учитывать целый ряд факторов, таких как тяжесть состояния здоровья наследодателя, его возможность самостоятельно себя обслуживать, степень нуждаемости в посторонней помощи, с одной стороны, и степень личного участия истца в осуществлении ухода за наследодателем — с другой. При этом необходимо также учитывать, насколько существенной была помощь истца для наследодателя, какое значение она имела для обеспечения жизнедеятельности последнего. Так, если истец (например, сожитель, который относится к четвертой очереди наследников) более года самостоятельно осуществлял ежедневный уход за прикованным к постели тяжелобольным наследодателем, каждый день его кормил, поил, оказывал необходимую помощь, за ним, на мой взгляд, можно признать право на наследование вместе с наследниками той очереди, которая призывается (например, вместе с детьми наследодателя). Если же указанное лицо оказывало лишь периодически помощь наследодателю (например, раз в неделю убирало в доме), пусть даже в течение трех лет, то в отношении него изменять очередность наследования нет оснований. Решая вопрос о возможности обращения в суд с указанным иском, необходимо обращать внимание на период возникновения спорных правоотношений. Так, если наследство открылось до 31 декабря 2003 года включительно, то очередность наследников определяется в соответствии с ГК 1963 года, соответственно, вышеуказанное правило не применяется, даже если никто из наследников на момент подачи иска не получил свидетельства о праве на наследство.                                      Например, решением Днепровского районного суда г. Киева от 27 июля 2005 года истцу, обратившемуся с требованиями о признании за ним права на наследование наряду с наследниками первой очереди и о признании права на часть наследственного имущества, в удовлетворении указанных требований было отказано. Попытки истца доказать, что он является наследником четвертой очереди в связи с тем, что прожил с наследодательницей более 26 лет, имеет право на изменение очереди наследования в связи с тем, что около 5 лет ухаживал за ней в период ее тяжелой болезни, не увенчались успехом. Отказ в удовлетворении иска обоснованно мотивирован тем, что наследство — спорное имущество, состоящее из N-ой части жилого дома, фактически было принято детьми наследодателя в марте 2002 года, когда действовал еще ГК 1963 года. Принимая указанное решение, суд сослался на статью 4 Заключительных и переходных положений ГК 2003 года, которая указывает, что новый Кодекс применяется к гражданским правоотношениям, возникшим после вступления его в силу, а также к тем правам и обязанностям, которые возникли или продолжают существовать после вступления его в силу. Наследственное имущество принадлежит наследнику с момента открытия наследства при условии, что последний его принял. ГК 2003 года несколько изменил регулирование отношений по принятию наследства. Так, до 1 января 2004 года указанный вопрос можно было решать только раз и навсегда. То есть, подав заявление о принятии наследства в нотариальную контору, наследник впоследствии уже не имел права отказаться от него ни при каких условиях. И, наоборот, отказавшись от наследства, не мог впоследствии этот отказ отменить и принять наследство. В настоящее время ситуация несколько изменилась. Новый ГК позволяет наследнику в течение шести месяцев, отведенных законом для принятия наследства, менять свое мнение относительно принятия им наследства. Это означает, что, подав заявление о принятии наследства, наследник может его отозвать до истечения шести месяцев со дня открытия наследства. Или же, отказавшись от наследства, может в указанный срок такой отказ отменить и наследство принять, подав соответствующее заявление в нотариальную контору. Проиллюстрировать это можно следующим примером из судебной практики.                                                         21 марта 2005 года Судебная палата по гражданским делам Апелляционного суда г. Киева, рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Киеве гражданское дело по апелляционной жалобе на решение Святошинского районного суда г. Киева от 3 декабря 2004 года по делу о признании за истицей права на часть квартиры в порядке наследования обязательной доли имущества умершего мужа, указанные исковые требования удовлетворила частично.                                                                                         Так, судом было установлено следующее. 2 апреля 2004 года открылось наследство после смерти г-на Б., оставившего завещание, по которому истица получила право на наследование 1/3 части спорной квартиры, а ответчик — на 2/3 ее части. 28 сентября 2004 года истица подала в нотариальную контору заявление о принятии наследства по завещанию. Однако, передумав, 14 октября 2004 года обратилась в нотариальную контору по месту открытия наследства с заявлением, в котором фактически отказалась от принятия наследства по завещанию и указала, что она желает наследовать по закону и для решения этого вопроса подает соответствующий иск в суд.

Святошинский районный суд г. Киева в удовлетворении указанного иска отказал, мотивируя это тем, что к истице по завещанию перешла 1/3 часть спорной квартиры и это имущественное право, по мнению суда, должно быть зачислено в обязательную долю на основании части 2 статьи 1241 ГК. Однако суд апелляционной инстанции не согласился с указанным решением по делу и обратил внимание на то обстоятельство, что истица в своем последнем заявлении в нотариальную контору указала о своем нежелании принять наследство после смерти своего мужа по завещанию, а хочет в судебном порядке решить вопрос о принятии наследства по закону. Учитывая то, что при наследовании по закону истица имела бы право на обязательную долю, составляющую часть от доли, на которую она имела бы право при наследовании по закону, апелляционная инстанция признала за ней право на часть спорного жилого помещения, удовлетворив, таким образом, ее исковые требования частично. Необходимо отметить, что, предоставляя наследнику право менять свое мнение относительно принятия наследства, законодатель ограничил период, когда этим правом можно воспользоваться. Так, совершать все вышеуказанные действия можно только в течение шести месяцев с момента открытия наследства, то есть в срок, установленный законом для его принятия. По истечении указанного срока наследник не может отменить или изменить заявление о принятии наследства или об отказе в его принятии. Причем указанный шестимесячный срок, отведенный законом для принятия решения по данному вопросу, является пресекательным и восстановлению или продлению не подлежит. Новый ГК предусматривает, что наследство принимается только путем подачи заявления о его принятии в нотариальную контору по месту открытия наследства. Причем указанное заявление должно быть подано наследником лично, а не через поверенного. На смену фактическому участию наследника в управлении и владении наследственным имуществом (оно было одним из оснований принятия наследства в соответствии с нормами старого Кодекса) пришла правовая презумпция, в соответствии с которой принявшими наследство считаются некоторые категории наследников, при условии, что они с соблюдением требований закона не подали заявлений об отказе от принятия наследства. А именно:

— наследники, постоянно проживавшие с наследодателем на момент открытия наследства;

— наследники, на момент открытия наследства являвшиеся малолетними, несовершеннолетними, а также лица, дееспособность которых была ограничена, независимо от того, проживали они с наследодателем на момент его смерти или нет. Учитывая это, со вступлением в силу ГК 2003 года возможность обращения в суд с иском о признании права собственности на наследственное имущество в связи с фактическим его принятием отсутствует. Основополагающим фактом при решении вопроса о принятии наследства является теперь подача соответствующего заявления в нотариальную контору. Возможность решать вопрос о принятии наследства в судебном порядке осталась лишь для вышеуказанных двух категорий наследников, и то при условии, что они не смогут подтвердить наличие обстоятельств, с которыми вышеуказанные положения закона связывают соответствующие правовые последствия. Так, например, наследник может в судебном порядке устанавливать факт принятия им наследства в случае, если он не обращался с соответствующим заявлением в нотариальную контору в течение шести месяцев с момента смерти наследодателя, однако на момент открытия наследства постоянно проживал с наследодателем, хотя и не может подтвердить это документально (например, в связи с отсутствием регистрации по месту жительства наследодателя). Анализ указанных изменений закона в вопросах наследования дает основание полагать, что произойдут существенные изменения в судебной практике по делам о наследовании. Есть вероятность того, что количество судебных исков, основанных на доказывании обстоятельств, с которыми законодатель связывает решение вопроса о принятии наследства, существенно сократится. Соответственно, можно предположить, что возрастет количество исков, в которых будет ставиться вопрос о продлении срока для принятия наследства в связи с пропуском его по уважительным причинам. Таким образом, современные нормы наследственного права заставляют наследников активно и однозначно выражать свою позицию относительно принятия наследства. Такой подход помогает точнее определить права и обязанности наследников и практически устраняет возможность возникновения неопределенности в статусе наследственного имущества.

3.Права и обязанности участников криминального процесса: подозреваемого и обвиняемого.

Участники процесса - это лица:

1. Чье участие в деле предусмотрено уголовно-процессуальным законом, а в действительности отсутствуют обстоятельства, при наличии которых закон исключает возможность их уча­стия в деле.                                                                                   2. Имеющие определенные права и обязанности (закон оп­ределяет порядок их реализации).

3. Действующие в уголовном судопроизводстве в соответствии со своими обязанностями и правами в установленном порядке.

4. Вступающие в процессуальные правоотношения.

5. Несущие ответственность за неисполнение своих обязан­ностей или нарушение прав других участников.

6. ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ОРГАНЫ И ДОЛЖНОСТНЫЕ ЛИЦА, КОТОРЫЕ ЗАЩИЩАЮТ СВОИ ИЛИ ПРЕДСТАВЛЯЮТ ИНТЕРЕСЫ В КРИМИНАЛЬНОМ ПРОЦЕССЕ.

Обвиняемый — это лицо, в отношении которого в установленном законом порядке вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого (ст. 43 УПК Украи­ны; ст. 46 УПК России).

Привлечение в качестве обвиняемого происходит в стадии предварительного расследования или дознания, когда следова­телем или лицом, производящим дознание, собраны достаточ­ные доказательства, указывающие на совершение преступления данным лицом.

После предания суду обвиняемый становится подсудимым.

Обвиняемый не считается виновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном законом порядке и уста­новлена вступившим в законную силу приговором суда.

Осуществляя защиту своих интересов, обвиняемый вправе: знать, в чем его обвиняют; давать показания по предъявленному ему обвинению или отказаться давать показания,и отвечать на вопросы; иметь защитника и свидание с ним до первого допро­са; представлять доказательства; заявлять ходатайства; заяв­лять отводы; подавать жалобы на действия и решения произ­водящего дознание лица, следователя, прокурора, судьи и су­да; ознакомляться по завершению предварительного следствия или дознания се веемы материалами дела; принимать участие в судебном рассмотрении в суде первой инстанции. Подсудимый имеет право на последнее слово.

Реализация обвиняемым своих прав связана с вступлени­ем его в правоотношения со следователем и другими участни­ками процесса, осуществляется в предусмотренном порядке.

1. Право знать в чем его обвиняют: следователь выносит мотивированное постановление о привлечении в качестве об­виняемого с изложением конкретных вменяемых в вину деяний и их юридической квалификации; не позднее двух дней с, момента вынесения такого постановления обязан предъявите его обвиняемому; в таком же порядке обвиняемый должен быть осведомлен о всех изменениях обвинения; обвиняемый должен быть допрошен не позднее суток после предъявления обвине­ния и иметь возможность дать свои объяснения и сделать за­явления. При предъявлении обвинения и допросе обвиняемого присутствие защитника обязательно, кроме случаев, если он не участвует в деле вообще.

2. Право давать показания или отказаться давать показания и отвечать на вопросы: допрос обвиняемого производит­ся немедленно и, во всяком случае, не позднее суток после предъявления обвинения. В начале допроса следователь дол-1 жен спросить обвиняемого, признает ли он себя виновным, а затем предлагает ему дать показания по существу дела. Обвиняемый имеет право изложить свои показания собственноручно, а также пользоваться услугами переводчика. Его доводи должны быть тщательно и всесторонне проверены. Обвиняе­мый не несет никакой ответственности за отказ от дачи показаний или за дачу ложных показаний. Дача показаний его право, а не обязанность.

3. Право иметь защитника,и свидание с ним до первого допроса: в соответствии с требованиями ст. 44 УПК Украина (ст. 47 УПК России) защитник допускается к участию в деле с момента предъявления обвинения, а в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, или примене­ния меры пресечения в виде взятия вод стражу — с момента оглашения ему протокола о задержании или постановления о' применении меры пресечения, но не позднее двадцати четырех часов с момента задержания.

В качестве защитнике» допускаются лица, имеющие свидетельство о праве на занятие адвокатской деятельностью.

В соответствии с предписаниями ст. 47 УПК Украины за­щитник приглашается обвиняемым, подозреваемым, его за­конными представителями, родственниками или иными ли­цами по поручению или но просьбе обвиняемого или подоз­реваемого. В тех случаях, когда явка для участия в деле защит­ника, избранного обвиняемым, невозможна в течение 72 ча­сов, лицо, производящее дознание, иди следователь соответ­ственно имеют право предложить обвиняемому пригласить другого защитника или обеспечивают им защитника- Обязан­ность обеспечить участие защитника в таком случае возла­гается на руководителя адвокатского объединения по месту производства дела.

Обвиняемый имеет право на свидание с защитником наеди­не до первого допроса обвиняемого — с глазу на глаз, а после первого допроса — без ограничения количества, и продолжи­тельности.

Заменить одного защитника другим можно только по хода­тайству или с согласия обвиняемого.

При выполнении данных предписаний закона возникает ряд проблем. Например» в силу ч. 3 ст. 47 УПК Украины в тех слу­чаях, когда явка для участия в деле защитника, избранного об­виняемым, невозможна, в течение 72 часов следователь, суд имеют право предложить обвиняемому пригласить другого за­щитника или обеспечивают ему защитника через руководителя адвокатского объединения.

Однако, заниматься приглашениями у следователя попросту нет процессуального времени, поскольку в силу ст. 133 УПК Украины он обязан уже в течение 48 часов предъявить обви­нение, а согласно ст. 140 УПК Украины присутствие защитника при предъявлении обвинения обязательно. К тому же где га­рантии, что явится защитник из коллегии адвокатов, если у об­виняемого нет средств на оплату его услуг.

Выход один: строго соблюдать сроки предъявления обви­нения и обеспечивать присутствие при предъявлении обвине­ния защитника через адвокатское объединение, который будет выполнять свои полномочия до прибытия защитника, избран­ного обвиняемым. В законе необходимо расширить перечень лиц, которые могут участвовать в деле в качестве защитника, указав, что в качестве защитника могут выступать любые ли­ца, имеющие юридическое образование, если нет обстоя­тельств, исключающих их участие в деле.

Обвиняемый (подсудимый) имеет право в любой момент производства по деду отказаться от защитника - такой отказ до­пускается только при инициативе подозреваемого, обвиняемого или под… Продолжение »